На рубеже ХХ и ХХI веков мой приятель Олег жил в одном из живописных курортных городков Бельгии. 

 В те времена было распространенным явлением покупать подержанные машины в странах Европы. И одной из таких стран, где сбыт этого движимого добра на экспорт был поставлен на широкую ногу, и была эта замечательная маленькая страна. 

 Решив купить свою первую красивую иностранную машину, пусть и подержанную, я, конечно же, позвонил Олегу.

-Приезжай, чувак! Конечно, нароем тебе клевую тачку! - обрадовался он моему звонку: мы не виделись с ним несколько лет, с тех пор как он каким-то авантюрным путем уехал в Бельгию и умудрился «вымутить» там себе документы, да еще и разные приятные ништячки в виде пособия, муниципальной квартиры и еще каких-то социальных бонусов. 

-Остановишься у меня - зачем платить за гостиницу? Потусим, а на Новый Год вместе в Москву поедем - мне тоже надо своих проведать.

 Перспектива вырисовывалась заманчивая. Я знал Олега еще со школы, и он всегда был генератором каких-то невероятных идей, и мастером придумывать и режиссировать разные истории, и потусить с ним означало хватить приключений!

 Оформлена виза, куплен билет на самолет. 

 

 Олег встретил меня в аэропорту Брюсселя. 

 Он увидел меня первым и обрадованно подбежал ко мне:

-Андрюха! Чувак! Как здорово, что ты приехал! Я тебе устрою такую культурную программу - на всю жизнь запомнишь!

 

 В этом рассказе я не буду описывать всю ту программу, которую Олег мне действительно устроил, ибо это повествование превратилось бы в объемную книгу; а я в этот раз хочу только описать один эпизод нашего путешествия из Бельгии в Москву. 

Оно обернулось весьма интересными приключениями.

 Итак, изрядно «поколейдоскопив»  - другого слова, которым можно обозвать мое пребывание в гостях у Олега, просто не могу подобрать, - мы собрались в путь. 

 Несмотря на полнейший угар той культурной программы,  мы не забыли о главном деле моего приезда - темно-серый 240-й Мерседес-трехлетка стоял перед домом Олега и ждал своего переезда на новое место жительства.

 Ранним утром 23 декабря мы отправились в путь. Он у нас был непростой - через Финляндию. Надо сказать, что в те годы прямой путь через Польшу был довольно опасным - плохие дороги тогдашней Польши, бандиты и жулики всех мастей на границе, взяточники-таможенники и попрошайки-пограничники - все это отталкивало рядового обывателя от прямого пути на Родину. «Уж лучше проехать более долгий путь и потратиться на билеты на паром, но без нервных и прочих затрат добраться до дома в целости и сохранности», - так думало большинство автотуристов, выбирая путь через  спокойную и безопасную Финляндию. Такого же мнения придерживался и Олег. 

 Итак, 23 декабря часов в семь утра мы тронулись в путь на двух машинах - я  на своем вновь приобретенном «Мерседесе», а Олег на видавшей виды «Тойоте Камри». 

Мы намеревались успеть на паром, отправлявшийся вечером из Травемюнде в Хельсинки. 

 Интернета в те времена еще не было, и билеты надо было приобретать на месте или в турагентствах, что в преддверии Рождества было весьма уже затруднительным делом. Поэтому решили покупать билеты на месте. 

После обеда мы прибыли в Травемюнде. Билетов на паром не было. 

 Я путешествовал таким образом первый раз, не знал языков, и, наверное, пропал бы и потерялся, если бы не Олег. Он осмотрелся вокруг, потолкался  в толпе таких же ротозеев, надеявшихся наудачу попасть на паром в Хельсинки, переговорил о чем-то с человеком в униформе служащего паромной компании, и вернулся, полон исчерпывающей информации:

-Короче, чувачок! На подсадку мест нет и, скорее всего, не будет - полный овербукинг. Но есть шанс все же уплыть сегодня, но в Швецию.

-Как в Швецию? А там что? - испугался я, представляя это становившееся уже непредсказуемым путешествие.

-Не ссы, я знаю другой маршрут.

 Он действительно, как современный навигатор, быстро пересчитал маршрут и выдал: 

-Одним словом, мы сейчас быстро берем билеты до Мальме, пока это стадо не просекло фишку и тоже не ломанулось в Швецию. Пойдем быстрее.

 Мы прошли через коридор к кассам шведского парома. Народа там было немного, и мы спокойно взяли билеты на ночной рейс. Когда мы с облегчением шли по коридору обратно к выходу, навстречу нам бежало все то стадо людей, ждавшее до последнего возможности взять билет на подсадку на паром в Хельсинки.

Снося все на своем пути, люди, как бизоны неслись к кассам шведской компании.

-Идиотены, - покрутил у виска Олег, - до последнего толкутся в ожидании чуда. Немцы - что с них взять? Поехали, бухлишка купим недорогого.

 Времени до отправления парома было предостаточно, и мы поехали в супермаркет прикупить всего того, что русский человек всегда тащит из-за границы - того, что сейчас называют санкционочкой.

 

 Поздним вечером мы благополучно погрузились на паром, и с иезуитским злорадством посмеивались над не успевшими купить билеты немцами, которым, по всей видимости, выпадало «счастье» встречать предстоящую ночь в зале ожидания порта. Но нас их судьба не трогала - мы с легким сердцем стояли на палубе огромного корабля и с высоты смотрели на празднично украшенный к Рождеству Травемюнде.

 Никаких интересных развлечений на борту этого парома не было, поэтому мы, расположившись в двухместной каюте без иллюминатора в нижней палубе, разлили по стаканчикам водочку, и предались долгим воспоминаниям нашей юности.

 Часов в 7 утра паром прибыл в Мальме. 

-Торопись, Андрюха! У нас впереди 650 километров дороги. Здесь, как в Германии не полетаешь - везде спид-контроль - можно на большой штраф нарваться, а там еще билеты на Хельсинки надо успеть взять. У шведов большого ажиотажа на путешествие к финнам нет, но все же, думаю, с местами будет туго - все-таки Рождество, кроме шведов полно и туристов. Так что надо рвать когти. Там, правда, два парома в Хельсинки идут, что повышает наши шансы на успех.

 

 Еще не поздним вечером мы приехали в Стокгольм. Первым делом рванули в терминал Силия Лайн. Вернее, рвал Олег, а я, стараясь не оторваться, подрывал сзади.

Билетов не было. 

 Был канун Рождества - на пароме играла веселая музыка, по палубам гуляли счастливчики в предвкушении праздничного путешествия и, безразлично и высокомерно, как мы вчера на немцев, поглядывали на толпу неудачников, среди которых оказались и мы.

Но Олег не дал расслабиться:

-Давай карту быстрее. 

 Навигаторов в то время еще не было, и хорошая карта была необходимым аксессуаром путешественника. Мы открыли купленную на заправке карту Стокгольма. Олег ногтем прочертил маршрут до терминала Викинг Лайн - второй паромной компании. 

-Понял куда ехать? На, возьми карту - мне не нужна, но, вообще, держись за мной, не потеряйся.

 Мы помчались на другой конец города в погоне за последним шансом уплыть сегодня в Хельсинки. Впрочем, если бы и не успели, наверное, ничего страшного бы не произошло  - переночевали бы одну ночь в Стокгольме, и на следующий день уж точно уплыли бы. Но мы, как и большинство наших соотечественников, всегда спешим и стремимся впрыгнуть в последний вагон, часто даже и не задумываясь о целесообразности поступка.

 Издалека еще мы увидели хвост машин, втягивающийся медленно в открытую пасть огромного красного судна, подсвеченного праздничными огнями. Как и на пароме Силия Лайн, здесь тоже  играла веселая музыка, распространяя непередаваемое ощущение скорого праздника.

 И тут случилось чудо - ровно два места на подсадку! Два! И они - наши! Последними, мы, кончиком хвоста, въехали в чрево гигантского кита-корабля. Следуя указаниям служащих в ярко-желтых жилетах, припарковались на указанных местах, взяли сумки и пошли к лифтам.

 Нам досталась двухместная каюта с большим окном на одной из верхних палуб. 

 Бросив сумки, приняв душ с дороги и переодевшись, мы присоединились к толпам путешественников, прогуливавшихся по променаду - огромному внутреннему пространству, напоминавшему улицу какого-нибудь городка с магазинами и ресторанами.     Атмосфера праздника витала в воздухе - рождественская музыка с колокольчиками, радостные лица людей, огромная елка, вся в разноцветных гирляндах и рождественских игрушках: было чувство, словно мы оказались втянутыми в невидимую сказочную воронку, уносившую нас в другой, неведомый и оттого притягательный и манящий  мир со своим, не согласованным с нашим, законом течения времени. 

 Разноязычный гомон звучал гармоничным стройным хором под аккомпанемент рождественских мелодий.

 Мы прошлись по магазинчикам, чтобы купить какие-нибудь забавные безделушки на подарки нашим близким. В одном из магазинов  продавались костюмы Санта-Клауса - красные кафтаны и колпаки, отороченные белым искусственным мехом. Олег примерил колпак и натянул густую, пахнущую каким-то средством для травли насекомых, белую бороду:

-Ну как? 

-Можешь идти и раздавать подарки!

Он натянул еще и кафтан.

-Чистый Дед Мороз, - заметил я.

Он разоблачился и понес все это добро к кассе.

-Купить что ли хочешь? - удивился я. - на фиг оно тебе?

-Пригодится, весь праздник впереди! - он весело подмигнул продавщице: - Merry Christmas!

Улыбчивая девушка тоже поздравила нас, а Олег, расплатившись, тут же у прилавка облачился в Санта-Клауса под одобряющие разноязычные реплики окружающих.

Из-под синтетической бороды Олег громко, как Дед Мороз на детском празднике, поздравил всех: 

-Merry Chrismas and Happy New Year! Let all Your dreams come true!

Толпа одобрительно загудела, поздравляя нас и друг друга с наступающим праздником.

Следуя примеру Олега несколько веселых финнов или шведов тоже купили такие же костюмы и, как и он, тут же нарядившись в них, растворились в веселой гудящей толпе.

 Время на корабле как-будто перестало подчиняться привычному его точно выверенному ходу и, словно искажаясь и закручиваясь в невидимые спирали, то замедлялось почти до полной остановки, то, словно опомнившись, бросалось догонять упущенное и, по инерции перегоняя, перелетало точный час далеко вперед. Мы, пребывая в этих его эластичных рамках, колебались вместе с ним, не замечая реального хода времени.

 Но даже и такое расшалившееся время все равно подошло к полуночи. 

Наступило Рождество!

 Незнакомые люди радостно поздравляли друг друга, звон бокалов шампанского гармонично ложился на звуки оркестра, словно так и было задумано композитором. Все вокруг безудержно «карнавалило» - возникали новые знакомства, образовывались кампании. 

 В огромном ресторане в носовой части корабля начиналась праздничная программа. Нарядные дамы и господа занимали заранее забронированные столики. Нам с Олегом столик не светил - о такой опции надо было позаботиться заранее - поэтому мы стояли сбоку сцены в толпе таких же «бесстоловых» людей.

-Пойдем в казино, - предложил Олег. - Сыграем по соточке, а там и бар, и столики найдутся. Здесь без вариантов.

 Мы вышли из ресторана и пошли в зал казино на другую палубу. 

Там тоже было много народу, но мы нашли два высоких стула у барной стойки. Заказав виски со льдом и развернувшись на вращающихся стульях, мы принялись наблюдать за происходящим в зале. 

 За игорными столами разогревались многочисленные любители испытать судьбу; крупье с бесстрастными лицами раз за разом заводили колесо рулетки, метали одну за другой колоды карт. Толпа болельщиков шумно приветствовала успешных игроков. У нас, кстати, не принято стоять за спиной играющих посторонним людям, а у них, видимо, можно. Поэтому позади игроков толпились подбадривающие их болельщики.

 Мы, разглядывая людей, потягивали вискарик. Атмосфера в казино была торжественно-таинственной - приглушенный теплый свет ламп над игорными столами, красиво одетые люди,  негромкая легкая музыка рояля, бесшумно снующие по мягким коврам официанты. Все это вместе с легким алкогольным дурманом и, как я уже писал выше, совершенно иным течением времени, создавало в мозгу ощущение нереальности, какого-то интересного сна, в котором хочется оставаться как можно дольше.

 У Олега, по всей видимости, было другое состояние в этом храме азарта. Он несколько раз вставал и подходил то к играющим за рулеткой, то к картежникам. 

В очередной раз, выпив виски, он поставил стакан с оставшимся льдом на барную стойку. Бармен потянулся с бутылкой, чтобы долить очередную порцию, но Олег жестом остановил его:

-Enough. Пока хватит. - и обращаясь ко мне: - пойдем по соточке кинем?

-Не охота, - ответил я. На самом же деле меня и самого подмывало пойти и щекотнуть пятку судьбе, но денег было впритык, а впереди еще долгая дорога, и разум жестко гасил рождавшиеся импульсы азарта и порока.

-А я пойду немного поиграю, соточку-другую скину.

Он направился к столу, где играли в Блэк Джек. Постояв немного, он протиснулся сквозь толпу болельщиков, которая тут же сомкнулась, поглотив его.

 Прошло минут двадцать, и я, не удержавшись, пошел его искать.

 Пробравшись к столу, я встал за его спиной. Справа от него стояла совсем юная стройная девушка с длинными вьющимися светлыми волосами. Положив красивую тонкую руку с красной ниточкой на запястье ему на плечо, она стояла, чуть склонившись вперед, и с интересом наблюдала за творившимся за столом. Ее волосы касались щеки Олега и, казалось, приятно щекотали его - он периодически поглаживал свою щеку и волосы девушки.

«Ого! - подумал я. - Ну как ему удается так легко шагать по жизни, еще и подбирая самые вкусные сливы этой самой жизни? Ну откуда, вот, она взялась здесь сейчас?»

Я, признаюсь, сильно позавидовал в тот момент Олегу, его умению так легко и красиво жить.

 Игра закончилась. Олег встал из-за стола, повернулся к девушке, шепнул ей что-то по-английски и поцеловал. «Ну какой же козел!» - смешанное чувство зависти и ревности сгенерировало и выбросило в мой мозг, словно гормон, эту фразу. «Да, козел!» - вращаясь где-то в мозгу, эта фраза, повторяясь, записывалась на подкорку. Я почесал голову, словно желая стереть эти нахлынувшие внезапно мерзкие завистливые эмоции.

Олег увидел меня и радостно улыбнулся, словно после очень долгой разлуки. 

Мне стало стыдно за свои дурацкие мысли на его счет: «Сам я козел!»

  • Андрюха! Это - Хлоя! My friend Andrey, - он тут же представил нас друг другу.

Девушка протянула мне руку, улыбаясь открытой приветливой улыбкой. В ее лице было еще так много вчерашней детскости и наивности; светло-голубые глаза светились радостным, даже восторженным взглядом на все, окружавшее ее. Не сходившая с ее лица с легким румянцем на щеках  улыбка, казалось,  и была естественным рисунком ее полных губ. Вьющиеся светлые волосы были красиво уложены и сзади закреплены заколкой, подобранной точно в тон кораллового платья, обтягивавшего ее небольшую упругую грудь. Такого же цвета были и туфли-лодочки на невысоком каблуке.

Она не была супер красавицей, но, как магнит, притягивала своей невероятной сексуальностью, противостоять которой было невозможно. Наверное, она еще и сама не вполне открыла в себе это опасное для мужчин оружие - во всем ее виде и поведении все еще было столько детской непосредственности и легкости.

Опять шевельнулось омерзительное чувство зависти: «Ну что в нем такого? Как такая девушка на него повелась? Ну вот я…», - я считал себя более симпатичным, чем Олег, был выше на пол-головы, с лучшей фигурой: я сутками пропадал в спортклубе, доводя свое тело до совершенства, да и лицом я был попривлекательнее его, - то есть физически я превосходил его во всем. Но во мне не было той бешеной харизмы и как раз той мужественности, просто фонтаном бивших из глубин его мужского естества. Захваченные в плен его обаяния, эмоционально, на время теряя разум, женщины тянулись к нему, словно бабочки к свету.

-Проиграл две сотни, зато познакомился с Хлоей, - он приобнял девушку за талию, - представляешь, она из Австралии! Офигеть, да! Припереться сюда в мороз из теплого рая  встречать Рождество. Они тут целой девчачьей командой приехали.

-Она хоть совершеннолетняя? Педофил, - сказал я наигранно весело, чтобы как-то скрыть все еще не отпускавшее меня смешанное чувство обиды и зависти.

-Ей девятнадцать, Андрюха! Вполне половозрелая! Она там в какой-то школе учится типа нашего института.

-Где ты ее нашел?

-Представляешь, я когда к столику подошел, увидел ее - стоит и смотрит на крупье. Я у нее спросил: не хочешь ли поболеть за меня? Мол, нужна Муза. Ну и запутал ее. Хорошенькая, да? 

Девушка улыбалась и смотрела на Олега с восторгом.

«Да ну на хрен!» - с досадой подумал я. В тот момент я был готов его убить. Наверное, в девятнадцатом веке у меня бы уже был повод для дуэли. 

Олег быстро говорил девушке что-то на английском: она, улыбаясь еще шире, вскидывала ресницы и отвечала ему, заговорщицки кивая головой.

-Короче, Андрюха! У нее есть подруга, и я пойду сейчас за ней. 

У него быстро созрел план. 

-Выдернуть девушку из группы будет непросто - с ними две то ли учительницы, то ли пионервожатые, не важно, - они постоянно их пасут. Поэтому вы с Хлойкой здесь побудьте, а я пошел на разведку в тыл врага за языком.

Он что-то тихо спросил у Хлои. Улыбаясь, она зашептала ему на ухо.

-Really? You sure? Wisky should be too strong… - и обращаясь ко мне, - Будет пить с нами виски. Ну, давайте, не скучайте. Я постараюсь побыстрее вернуться с добычей. Между прочим, для тебя! Жизнью рискую за друга.

-Как ты найдешь-то ее?

-Ну, Андрюха, я не первый день в разведке-то! Знаю их дислокацию, знаю особые приметы - цвет, длину волос, рост, цвет платья, имя. Достаточно данных - приведу тебе подружку. Не скучайте!

Он поцеловал девушке руку и вышел из зала.

«Джентльмен…» - усмехнулся я про себя - дурацкое мое внутреннее напряжение как рукой сняло. 

Я на очень хорошо забытом школьном английском, как мог, общался с Хлоей. И, как ни странно, мы понимали друг друга вполне сносно. А я, оказывается, тоже могу. 

Хлоя оказалась задорной девчонкой. Не хуже грузина произносила тосты, при этом каждый раз отпивая хороший даже для мужчины глоток виски. Мы выпили с ней за Рождество, за знакомство, за это прекрасное, полное приключений, путешествие и еще за что-то, я так и не смог понять за что, но выпил и за это. 

Олег вернулся довольно скоро (а может быть и нет - как я уже писал, время в тот рождественский вечер было и само, похоже, пьяно и не отдавало отчета реальной скорости своего течения). Он вел под ручку ту самую подругу.

-Элоди! -  представил он девушку, - а ты, я смотрю, пока я кую твое счастье, мою Хлойку путаешь?

Хлоя, увидев их, вскочила и весело и быстро стала что-то говорить подруге. Та изучающе посмотрела на меня и рассмеялась вместе с Хлоей. Они смеялись так громко и, я бы даже сказал, вульгарно, почти как наши провинциальные девчонки, когда хотят привлечь к себе внимание мужчин.

«Австралийские кокетки» - я натянул приветливую улыбку Элоди. Она была не столь яркой и вызывающе сексуальной, как Хлоя. В ее образе не было ничего, что выделяло бы ее на фоне ровестниц - невысокая, чуть даже полненькая, с круглым в веснушках лицом. Рыжеватые волосы , переливаясь в свете ламп, покрывали ее открытые, белые как молоко, плечи. Лицо было открытым и добрым, носик чуть вздернут, а глаза, темно-зеленые, - они, пожалуй, и были ее неповторимой особенностью - два изумруда -невероятное и дорогое украшение в простой оправе.

-Элоди! - она приветливо протянула мне руку. Я, уподобившись Олегу, поцеловал ее. Девушки рассмеялись, а Олег насмешливо сказал:

-Ах, какой кавалер! Ну что ты думаешь? Как она тебе? Я по пути угостил ее шампанским, и вот что заметил: она любит выпить - этим надо воспользоваться!

-Твоя тоже не дура в этом вопросе!

-И это прекрасно! Я предвижу волшебное продолжение этой ночи - в Рождество сбываются мечты! Джингл беллз, джингл беллз! Пойдем я еще соточку солью, а потом -на дискотеку с нашими прекрасными кенгурушками. Он по-английски рассказал о своих планах девушкам, они обрадованно зааплодировали и поцеловали Олега.

-А меня? - воскликнул я подставляя лицо смеющимся «кенгурушкам»

Они чмокнули и меня, и мы все вместе пошли к игорным столам. 

Олег снова сел играть в Блэк Джек. Мы, болельщики, расположились, как положено, позади. Элоди, которую после двух бокалов шампанского подхватил дурманящий драйв, прижималась ко мне всем телом. Я чувствовал ее теплое дыхание, ее волосы приятно щекотали мне лицо. Провел рукой по ее лицу - все ее тело вздрогнуло; она прижалась ко мне сильнее, и я, гладя искрящиеся в свете волосы, приблизил ее лицо к своему. Губы ее были мягкими. Неумелый, но искренний ее поцелуй и податливость высвободили мое, уже необузываемое ничем, рвущееся наружу, желание.

-Пойдем! - я взял ее за руку и вывел из толпы, окружавшей стол. 

Не помню как мы очутились в нашей каюте. Страсть захватила нас прямо на пороге. Губы сливались вновь и вновь в обжигающих поцелуях, зарождавших импульсы дикого неудержимого желания обладать друг другом. 

Это было что-то сюрреалистичное: я и юная девушка из неведомой далекой Австралии. Почти не понимая  друг друга, впервые встретившись несколько минут назад, мы занимались любовью где-то посреди ночного Балтийского моря. 

Стон, испытывающей высшее наслаждение женщины, наверное и есть настоящий и понимаемый всеми людьми на Земле язык. 

Она лежала на кровати с улыбкой, отражавшей ее состояние блаженства и счастья, с  бесстыдно раздвинутыми ногами, словно давая остыть источнику своего женского начала. Я лежал рядом, повернувшись к ней лицом, и гладил ее разбросанные по подушке волосы, маленькую, но красиво сформированную грудь со все еще возбужденными острыми сосками, ее подрагивающий от прикосновения живот.

Опустошенные телесно, но полные внутреннего блаженства, обнявшись, мы провалились в сладкий сон.

Сколько уж мы проспали, не знаю. Она проснулась первой и разбудила меня:

-Andrey! Andrey! Wake up! We are crazy! - она  была уже одета, - Where is Chloe? Where is Your friend?

Я посмотрел на часы - прошло всего полтора часа с момента, как мы оставили друзей в казино.

-Пробабли зей ар стил ин казино, - показал я на часы.

-Let’s go and find them! I am so crazy! - алкоголь отпустил ее, и осознание происшедшего пугало ее, она тихо бормотала что-то себе под нос, но я уловил смысл ее бормотания:

она спрашивала себя, действительно ли «это» произошло, и как это случилось? Почему без презерватива и что, если вдруг она забеременеет?

Я обнял ее, но она вскочила и заторопила меня:

-Get dressed! Please! Let’s go and find them!

Мы нашли наших друзей в казино. 

Там происходило невероятное!  ЭТО ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ!